Французская палата. Отдых императорской семьи. Повешение бунтовщиков. Пропал Карл Шпигель.

Ранее из этой категории: ""

Текст из журнала «Нива» № 26 за 1898г. стр.520

Политическое обозрение.

Поль Эжен Луи Дешане́льВо Франции снова разразился министерский кризис. Виновниками его по обыкновению являются вожди радикальной партии. В первой схватке сторонников министерства с оппозицией радикальная партия потерпела поражение, правда, не особенно чувствительное: вместо ее кандидата Бриссона в президенты палаты избран был большинством в 10 голосов умеренный республиканец Дешанель. Выборы остальных членов бюро палаты закончены были 30-го мая. Новый президент палаты Дешанель, обращаясь в своей речи ко всем партиям и уверяя их в своем беспристрастии, высказался в пользу политики реформ, настаивая на необходимости тщательного изучения экономических, финансовых и рабочего вопросов; наконец президент палаты выразил свои пламенные симпатии к гордости Франции — ее сухопутным и морским силам. После оживленных рукоплесканий радикалы внесли запрос о политике кабинета и его намерениях. Вопрос о внешней политике отклонен был на целый месяц, к обсуждению же внутренних дел республики палата приступила немедленно. После продолжительных прений г. Мелин, напомнив палате о попытке радикалов помешать осуществлению всех реформ, заявил, что, взывая к содействию республиканцев, ждет решения палаты. Внесено было несколько формул перехода к очередным делам; министр-президент согласился с формулой Рибо: «палата, одобряя объяснения правительства и решившись вести политику, основанную на единении республиканцев, переходит и пр.» Пo требованию радикалов формула Рибо пущена была на голосование в двух частях: первая часть — об одобрении объяснений правительства принята 295 голосами против 272, а вторая часть прошла большинством 527 против 5. Но радикалы не унимались и внесли дополнение к формуле: «и опираясь на большинство исключительно республиканское»; г. Мелин высказался против этой прибавки, между тем палата приняла ее большинством 295 против 246 голосов. Затем при сильном волнении палаты вся формула принята была большинством 284 против 272. Заседание палаты закрыто было до 8-го июня. Чрезвычайная неопределенность, усложнившаяся противоречивыми голосованиями палаты, поставила министерство в крайне затруднительное положение. Обсудив дело в совете министров, происходившем в Елисейском дворце, г. Мелин вручил 3-го июня президенту республики отставку кабинета, которая и была принята.Таким образом радикалы достигли давно намеченной цели: новая палата пошла по пути министерских кризисов, о которых французская республика начала было забывать в течение последних двух лет.По принятии президентом республики отставки министерства, которому однако поручено было вести дела впредь до назначения нового кабинета, в парламентских кружках пошли толки о различных комбинациях в составе ожидаемого министерства. После того, как в Елисейском дворце побывали президенты сената и палаты депутатовъ г.г. Лубэ и Дешанель, печать стала высказываться за «кабинет примирения» с целью привлечь на сторону республиканская большинства еще 40 голосов, устранив совершенно парламентскую правую. На следующий день — 4-го (16-го) июня происходили совещания г. Феликса Фора с политическими деятелями: утром в Елисейском дворце были приняты г.г. Бриссон и Дюпюи, а пополудни — г.г. Рибо, Буржуа и Нейтраль. Но переговоры с тремя последними деятелями не увенчались успехом, и 14-го июня г. Бриссон принял официальное поручение сформировать кабинет, а 16-го числа представил членов кабинета президенту республики, который подписал декреты о назначены новых министров. В состав кабинета вошли: Бриссон — министр-президент и министр внутренних дел, Делькас-министр иностранных дел; в числе прочих членов кабинета фигурируют: Буржуа, Саррьен, Нейтраль и др. Вообще министерство составлено из радикалов; поэтому радикальная партия уверена, что сильное большинство палаты выскажется за «истинных республиканцев». Однако республиканская, умеренная и консервативная печать предсказывает кабинету скорое поражение при обсуждении запроса об общей политике. Социалисты также мало удовлетворены и решили пока устраняться от всякого содействия умеренным республиканцами. По отзывам высших политических кружков, правление радикалов отразится только на внутренней политике, во внешней же политике все останется по-прежнему: г. Делькас пойдет по стопам своего выдающегося предшествен¬ника — г. Ганото; новый министр иностранных дел скорее умеренный республиканец, чем радикал; он слывет за пламенного друга России со времени своей замечательной речи, произнесенной 6-го ноября 1890 г., — о необходимости франко-русского союза; состоя в кабинете Дюпюи, г. Делькас принимал деятельное участие в манифестациях в честь русской эскадры адмирала Авелана. Словом, по авторитетному мнению хорошо осведомленных кружков, основою французской внешней политики остается франко-русский союз, какова бы ни была окраска министерства. Таково непоколебимое» общественное мнение нынешнем Франции.Разные известия.
— 16-го июня Их Величества Государь Император и Государыня Императрица Александра Феодоровна с Их Императорскими Высочествами великими княжнами Ольгою Николаевною и Татьяною Николаевною изволили переехать на летнее пребывание из Царского Села в Петергоф.— 18-го июня, Ее Величество Государыня Императрица Мария Феодоровна с Их Императорскими Высочествами великим князем Михаилом Александровичем и великою княжною Ольгою Александровною изволила переехать, на летнее пребывание, из Гатчины в Петергоф.— Министр Императорского двора и уделов, числящийся по гвардейской кавалерии, генерал-адъютант, генерал-лейтенант барон Фредерикс назначен командующим Императорскою главною квартирою, с оставлением в занимаемой должности, в звании генерал-адъютанта, по гвардейской кавалерии и в списках лейб гвардии конного полка.— 13-го июня, по поводу исполнившегося 50-летия службы в офицерских чинах, Высочайше пожалованы милостивыми рескриптами и следующими отличиями: члены Государственного Совета генерал-адъютант, генерал-от-кавалерии М. И. Чертков — орденом св. Андрея Первозванного; генерал-адъютант, адмирал Н. М. Чихачов — назначен членом комитета сибирской железном дороги; статс-секретарь, т с. Н. П. Шишкин-брильянтовыми знаками ордена св. Александра Невского; члены военного совета, генералы-от-инфантерии А. А. Якимович и граф И. Д. Татищев — украшенной брильянтами табакеркой с портретом Его Величества, и состоящий при Его Высочестве великом князе Алексее Александровиче вице-адмирал. И. Г. Шиллин -пожалован чином адмирала.

— От туркестанского генерал-губернатора, генерал-лейтенанта Духовского, получена из Ташкента, от 13-го июня 1898 года, следующая телеграмма: «11-го июня военный суд в Андижане приговорил шесть главарей нападения на наш лагерь 18-го мая к смертной казни через повешение. Сегодня, 12-го, приговор приведен в исполнение. Казнены: 1) Ишан-Могомет-Али-Халифа; 2) Мул-ла-Гаиб-Назар; 3) Суанкул-Аракбаев; 4) Руач-там-бек-Сатуб-Сабут; 5) Мирза-Хамдам-Усман-баев, и 6) Бабятай-Гайнаев. Повешение совершено туземцами, причем приказано было присутствовать туземному населению. После казни зеленое и красное знамена, с которыми Ишан нападал, сожжены всенародно. Донося о семь, генерал-майор Ионов добавляет, что в области все спокойно».

— Ее Величество Государыня Императрица Александра Феодоровна соизволила принять под Свое Высочайшее покровительство 100 кроватей, учреждаемых братьями Брусницыными в устроенном ими «доме призрения», в ознаменование бракосочетания Их Императорских Величеств. Вместе с тем Ее Величество Всемилостивейше повелеть соизволила передать братьям Брусницыным искреннейшую благодарность за выраженные в их подношении Ее Величеству верноподданические чувства, за щедрые жертвования их и за сердечные заботы о призрении сирых и престарелых бедных; для вящего же выражения Своего к ним благоволения, Государыня Императрица Александра Феодоровна изволила пожаловать для сооруженная братьями Брусницыными «дома призрения» большой фотографических портрет Ее Величества. В обеспечение содержания вышеозначенных 100 кроватей, братья Брусницыны пожертвовали недвижимое имущество, состоящее из дома по 9-й линии Васильевского острова, за № 39-44 и каменной лавки, в Мучном переулке, в железном ряду, всего, в общей сложности, стоимостью до 480,000 руб.

— В Курляндских Губернских Ведомостях напечатано следующее воззвание: «23-го марта 1898 г., в 4 ч. дня, исчез неизвестно куда, из местечка Горошки (Житомирского уезда) мой шестилетний сын, Карл Шпигель (имя отца — Фридрих). Он знает свою фамилию и может назвать всех своих родных. Приметы его: рост 1 1/2 арш., крепкого здорового телосложения, круглое, чистое лицо, краснощекий, глаза серые с голубоватым оттенком, лоб слегка закругленный, нос средний, волосы и брови темно-красно-русые; рубцы от прививки оспы еле заметны. Мальчик красив, ловок, проворен; хорошо говорить по-немецки и довольно плохо по-русски; знает наизусть немецкий алфавит. Одежда на нем была следующая: красная, ситцевая рубашка, гимназический китель и темно-серые штаны, шапка из искусственного барашка и сапоги с голенищами.

Обращаюсь с горячей мольбой ко всем добрым людям, ко всем проезжим по разным захолустным местечкам обращать внимание на разных слепых с поводырями, на нищих, цыган, акробатов и сопровождающих их детей и не отказать сравнить их наружность с указанными приметами моего сына. В день его исчезновения как раз покинула местечко Горошки труппа акробатов. За сообщение сведений о судьбе сына несчастная, убитая горем, мать будет вечно благодарна. Умоляю газеты и всех вообще прочитавших это мое обращение к добрым людям распространять его как можно более.
Матильда Густавовна Шпигель».

ЗАЯВЛЕНИЕ.

Во избежание остановки в высылке №№ «Нивы», Контора покорнейше просит гг. подписчиков, не внесших полной годовой подписной платы за «Ниву» 1898 г., озаботиться своевременными срочными взносами следуемых с них денег. Гг. иногородние подписчики, при высылке денег, благоволят прилагать печатный адрес с бандероли, под которою получается ими «Нива».

Далее из этой категории: ""