Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствую Вас Гость!
Пятница, 30.11.2012, 18:26
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход | RSS

Меню сайта

Реклама на сайте "Русский текст"

Форма входа

Поиск


На сайте "Русский текст"

Один из последних текстов

К концу XVII века единственной землей на северо-востоке Азии, еще не исследованной русскими, оставалась Камчатка.

Владимир Атласов
Первые упоминания об этом полуострове, расположенном у берегов Тихого океана, встречаются в более ранних картографических материалах, принадлежавших знаменитому сибирскому картографу С. Ремезову. Были ли эти сведения почерпнуты из рассказов побывавших там безвестных путешественников — «самовидцев» или получены от коряков, посетивших Камчатку и поведавших о ней сибирским казакам, — неизвестно. Во всяком случае, еще задолго до появления там первых казачьих отрядов Луки Морозко и Владимира Атласов а (1697—1699) слухи о далеком полуострове достигли Москвы. Рассказы Атласова о Камчатке, записанные с его слов в Сибирском приказе, вызвали большой «интерес к этой далекой окраине Российского государства.

В 1720 году на Камчатку была снаряжена первая русская геодезическая партия под руководством Евреинова и Лужина. Однако ни тогда, ни позднее, во время Первой Камчатской экспедиции В. Беринга (1725—1730), новых сведений о полуострове, его природных особенностях и населении получено не было.

Поэтому, когда в 1733 году на Тихий океан под руководством того же Беринга была снаряжена Вторая Камчатская экспедиция, в ее состав был включен организованный Академией Наук специальный научный отряд — так называемая «академическая свита»,— которому, помимо разнообразных исследований в Западной и Восточной Сибири, Забайкалье и Якутии, было поручено провести всесторонние научные наблюдения на Камчатке. В составе «академической свитые находился студент Академии Наук Степан Крашенинников, будущий выдающийся русский исследователь, имя которого неразрывно связано с историей изучения Камчатки.

Степан Петрович Крашенинников родился в 1713 году (по другим данным — в 1711 году) в Москве, в солдатской семье. В 1724 году ему удалось поступить в Славяно-греко-латинскую академию, где позднее учился и его гениальный современник М. В. Ломоносов. Здесь Крашенинников проявил большие успехи в учебе и в 1732 году в числе лучших двенадцати учеников был отправлен для дальнейшего совершенствования в науках в незадолго перед тем организованную в С.-Петербурге Академию Наук. Академик Байер, экзаменовавший прибывших из Москвы юношей, дал весьма высокий отзыв о знаниях и способностях Крашенинникова и рекомендовал допустить его к занятиям в академии. Это решило его дальнейшую судьбу. Он был зачислен в число студентов академии, где прошел краткий курс обучения. В апреле 1733 года Крашенинников был включен в состав направлявшейся в Сибирь академической экспедиции и в середине августа покинул С.-Петербург.
Прежде чем участникам экспедиции удалось добраться до Якутска, им немало пришлось поколесить по Западной и Восточной Сибири, где Крашенинников вместе с другими студентами сначала занимался в архивах воеводских канцелярий копировкой документов для историка, академика Миллера. Но основная его работа протекала под руководством естествоиспытателя Гмелина. Разносторонние способности талантливого студента, его превосходное знание латинского и греческого языков вскоре обратили на себя внимание. Ему начали поручать различные научные задания.



Так в поездках по Сибири прошло четыре года. В начале 1737 года «академическая свита» прибыла в Якутск. Здесь Гмелин и Миллер» испугавшись предстоявших трудностей, втайне решили не ехать на Камчатку и послать вместо себя Крашенинникова. Боясь заявить об этом открыто, оба академика делали вид, что посылают Крашенинникова лишь «наперед себя», дабы он произвел там предварительное исследование и «озаботился строением хором» для размещения «академической свиты». Крашенинникову была вручена инструкция, в которой предусматривалось изучение всех природных явлений на Камчатке, описание нравов и обычаев населяющих её народов: способов лова рыбы и охоты на морского и пушного зверя, постройки жилищ, описание обрядов и празднеств, а также сведений о прошлом камчадальского народа и появлении русских на Камчатке.

5 июня 1737 года Крашенинников в сопровождении переписчика и двух солдат выехал из Якутска и спустя полтора месяца, 19 августа, благополучно прибыл в Охотск. Тотчас же по прибытии в форме официального рапорта Гмелину и Миллеру им был написан отчет о путешествии. Таких рапортов всего в общей сложности сохранилось пятнадцать. Они позволяют представить себе обстановку и условия, в которых Крашенинникову пришлось жить и работать на Камчатке.

Морское путешествие на бриге «Фортуна», на котором Крашенинников из Охотска отправился к берегам Камчатки, едва не закончилось трагически. Уже в начале первого дня сквозь стенки гнилой обшивки старого судна вода хлынула в трюмы. Для спасения людей пришлось выбросить в море большую часть груза. У Крашенинникова погибло почти все экспедиционное снаряжение, основной запас провианта, а также чемодан с личными вещами, «...и больше,— писал Крашенинников с Камчатки,— у меня не осталось, как только одна рубашка, которая в ту пору на мне была». Несчастий на этом не кончились. Когда на рассвете 14 октября «Фортуна» подошла к берегам Камчатки, капитан не смог «за убылою водою (то есть во время отлива) и за боковым ветром войтить в устье реки». Брошенные в море якоря не удержали судно: «Фортун на» была выброшена на отмель и разбита. К утру 15 октября от корабля не осталась даже обломков. Только поздно вечером 21 октября из Большерецкого острова (центра тогдашнего управления полуостровом) за потерпевшими крушение были присланы лодки, доставившие их к месту назначения.

В январе 1738 года на нартах, запряженных собаками, Крашенинников отправился в свое первое путешествие по Камчатке— в юго-западную часть полуострова. За время пребывания на Камчатке Крашенинников посетил все, даже самые отдаленные уголки Камчатки и собрал богатейшие сведения о географических особенностях края, языке и быте местного населения.

Особенный интерес представляют сделанные им научные исследования многочисленных на полуострове вулканов — «горелых сопок», как их в то время называли. Крашенинников совершенно правильно разделил их по степени активности на две категории: вулканы с ограниченной активностью, извергающие в основном газы, и активные вулканы, постоянно действующие и выбрасывающие, помимо газов, огненно-жидкие лавы и обломки горных пород. Верно подметил он и явления, сопутствующие извержениям: течение по    склонам    напоминавших реки потоков огненно-жидкой лавы, выделение через кратер и трещины в склонах газов, вызывавших все те громы, трески и «будто сильными мехами раздувание», от которых, по словам путешественника, «все ближние места дрожали».


Во время своих многочисленных поездок по Камчатке Крашенинников наблюдал и описал гейзеры — фонтаны кипящей воды и газов— нигде в других районах нашей страны до сих пор не встречающиеся. Интересно, что после Крашенинникова в существовании гейзеров на Камчатке сомневались вплоть до 1941 года, когда они были заново открыты на восточном побережье Камчатки, вблизи Кроноцкого залива, советским геологом Т. И. Устиновой. Крашенинников наблюдал высоту приливов и отливов, вел первые систематические метеорологические наблюдения в северной части Тихого океана, собирал для отправки в Кунсткамеру (Музей Академии Наук) шкурки зверей, птиц и морских животных, впервые в истории Камчатки производил опыты по разведению сельскохозяйственных культур: сеял репу, редьку, морковь, ячмень. Согласно распоряжению Крашенинникова, по всему полуострову для него разыскивали одежду, обувь и предметы домашнего обихода камчадалов (ительменов), курилов и попавшие с разбитых у берегов Камчатки японских кораблей предметы домашнего обихода японцев — инструменты, книги и т. п. Коллекции Крашенинникова были первыми поступившим в Россию собранием предметов материальной культуры народов Камчатки, Курильских островов и Японии.

Множество интересных сведений Крашенинников почерпнул из бесед с камчадалами и Курилами об их образе жизни и о характере их представлений об окружающем мире и природных явлениях.
Вот что рассказывает исследователь о быте камчадалов. Главной пищей ительменов в то время была юкола — вяленная на солнце рыба из породы лососевых. Она заготавливалась летом, когда огромными косяками направлялась из океана в реки для метания икры. На берегах камчатских рек в это время шла оживленная работа. Сетями и острогой камчадалы добывали в огромном количестве кету, горбушу, чавычу, потрошили их и пластали на шесть частей. Бока с хвостами вялили на воздухе, спинки теши коптили, а оставшееся на костях мясо и сами кости сушили для корма собакам. Любимым кушаньем камчадалов была рыбья икра.

Крашенинников наблюдал ряд интересных ритуалов, которыми у камчадалов сопровождалось заключение дружественных отношений, браков и отправление религиозных обрядов. Многим обрядам он дал научное толкование, находящееся на уровне объяснений современной науки.
Все материалы, собранные Крашенинниковым в этом интереснейшем уголке нашей страны, позднее получили свое освещение в его монографическом описании Камчатки.

Крашенинников пробыл на полуострове почти четыре года. Весной 1741 года он получил приказание сдать все материалы наблюдений, книги и другое имущество прибывшему на Камчатку новому члену «академической свиты», адъюнкту академии Вильгельму Стеллеру, а самому выехать в Иркутск. Но еще на протяжении двух лет ему пришлось сопровождать Гмелина и Миллера в их поездках по Сибири, и только в феврале 1743 года он, наконец, вернулся в Петербург.


Здесь в собрании академиков прибывшим из экспедиции студентам был устроен экзамен. Степан Крашенинников его блестяще выдержал» сделав описание рыб и растений на латинском языке. Позднее М. В. Ломоносов отмечал, что Крашенинников из всех своих сотоварищей был единственным, достигшим успеха благодаря способностям, знаниям и рвению к науке. В 1745 году Степан Петрович был избран адъюнктом академии, а еще через пять лет назначен профессором (так тогда именовали академиков) по кафедре натуральной истории и ботаники и ректором академических гимназий и университета.

После смерти Стеллера, скончавшегося в ноябре 1746 года на пути с Камчатки в Петербург, Крашенинникову было поручено академией разобрать и составить опись стеллеровских бумаг, а также привести в порядок свои собственные записи и дневники, которые он вел на Камчатке и перед отъездом сдал Стеллеру. На основании этих материалов он должен был составить полное описание Камчатки. Однако загруженный выполнением множества выпавших на его долю обязанностей, к которым прибавились еще новые заботы в связи со сбором материалов для составления петербургской флоры и заведованием ботаническим «огородом» (садом), часто болевший Крашенинников мог уделить этой работе недостаточно времени. К указанным трудностям служебного характера прибавлялись еще и материальные затруднения. В делах Архива Академии Наук сохранились многочисленные просьбы Крашенинникова о выдаче ему давным-давно заработанных денег, которые как и многие другие члены академии, он вынужден был выпрашивать по мелочам у академической канцелярия.

Работа над монографией затянулась до самой смерти Крашенинникова, которая последовала 25 февраля (8 марта) 1755 года. Только через год после его кончины двухтомный труд—«Описание земли Камчатки» — вышел в свет. Это был первый в отечественной и мировой науке опыт комплексного географического описания. На протяжении более ста лет книга Крашенинникова оставалась единственным источником сведений о Камчатке. В ней с исчерпывающей полнотой были даны всестороннее описание природных условий Камчатки, история населявших ее народов, их быт и нравы. Характерно, что Крашенинников был сторонником сближения русских с местным камчатским населением. На страницах его книги имеется немало высказываний, где он выступает против действий камчатской ад м илист рации» притеснявшей камчадалов.

Научные достоинства «Описания земли Камчатки» чрезвычайно высоки. Большой точностью н достоверностью отличаются наблюдения, которые легли в его основу. В литературе, посвященной Крашенинникову, неоднократно отмечалось, что «Описание земли Камчатки» является непревзойденным для того времени энциклопедическим описанием этого полуострова. Не потерял своего научного значения этот труд и в наше время. Нет такого ученого любой специальности, который, собираясь работать на Камчатке или изучая этот край, мог бы обойтись без монографии замечательного русского исследователя.

Степан Петрович Крашенинников был горячим поборником просвещения. Вместе с Ломоносовым он боролся против иностранного засилья в академии, ратуя за развитие отечественной науки и создание русских национальных научных кадров. В числе передовых ученых он в 1749 году резко выступил против антинаучных взглядов академика Миллера по вопросу о происхождении русского народа.

«Он был из числа тех, - писал современник Крашенинникова, известный просветитель конца XVIII века Н. И. Новиков,— кои своими качествами, своими трудами и заслугами прославляют свою породу н вечного воспоминания делают себя достойными».
Имя одного из первых русских академиков, выдающегося русского ученого-географа Степана Петровича Крашенинникова, навсегда вошло в историю отечественной науки и культуры.


Дальше | Стоп

Текущие события


Исторические заметки

Главная » Исторические заметки » Ярославская губерния

Подвиг крестьянина Марина
Предыдущие страницы книги здесь

Подвиг крестьянина Марина.


МаринВ свое время много говорилось о подвиге крестьянина Марина, показывающем сметливость и находчивость ярославца; теперь этот подвиг начал уже забываться, так  как  с того времени прошло около пятидесяти лет; поэтому нам представляется совершенно уместным напомнить о нем.

Крестьянин Ярославской губернии, Ростовского уезда, деревни Иевлева, Шулецкой волости, Василий Гаврилов Марин занимался сначала кровельным мастерством, потом котельным, наконец поступил на Колпинский завод, близ Петербурга.

В 1852 году Марин отправился на родину повидаться с родными и в начале марта 1853 года собрался обратно в Петербург. Доехав до Москвы на лошадях, он с товарищами опоздал на машину и должён был переночевать в Москве. Утром на другой день отправлялся товарный поезд, а потому Марин должен был отложить свой отъезд до трех часов того же дня, 11 марта. «Люди деревенские ведь любопытные - (так  рассказывал Марин) — а я в Москве отроду не бывал. Вот и пошли мы полюбопытствовать на чудеса Белокаменной». Дорогою они узнали, что Большой театр горит, и отправились туда. Марин прибыл на пожар уже в самый разгар его. Театр горел внутри, и пламя вылетало в крыши и окна.

Во время пожара трое из мастеровых театра выскочили в окошко третьего этажа на крышу и долго бегали по ней, не находя опасения, будучи окружены со всех сторон пламенем. Двое из этих несчастных в минуту отчаяния соскочили с крыши вниз и убились до смерти. Третий остался на крыше и, задыхаясь от дыма, преследуемый пламенем, жалобно молил о спасении. Но казалось, и ему суждено было погибнуть. Не было ни одной лестницы, которая могла бы достать до крыши высокого здания, и несчастный находился в неизбежной крайности: или погибнуть от пламени, которое постепенно приближалось к  нему, или последовать за товарищами - броситься вниз.

Между тем Марин, брат его и товарищи молча смотрели снизу на страшное зрелище.
Товарищи! вскрикнул он вдруг, — подождите, я пойду, спасу человека.
Товарищи посмотрели на него сперва в недоумении.
С Богом! сказали они, наконец: доброе дело сделаешь.

Не медля ни минуты, Марин обратился к  начальству с просьбою дозволить ему спасти погибающего. Позволение было немедленно дано. Марин снял шубу, шапку, передал их городовому и остался в рубахе. Запасшись веревкою и взяв с собою брата, он скоро пошел по лестнице, приставленной к  стене, но далеко не достававшей до крыши.

Дойдя до лестницы, Марин набожно перекрестился и смело пошел вверх. Обвив веревку вокруг пояса, он ухватился затем за водосточную трубу и по ней стал взбираться наверх. Внизу толпы народа следили за действиями бесстрашного крестьянина; вверху пламя распространялось с яростыо; слышался стук  и треск  валившихся стропил и посреди этого грозного шума плачевный вопль несчастного.
Марин взбирался по водосточной трубе. Было холодно, горячие руки прилипают к  холодному железу, а он лезет все выше и выше. Наконец Марин взобрался на карниз; брат, оставшийся на лестнице, подал ему на веревке ухват, а он с помощью этого же ухвата передал веревку бедняку, находившемуся на крыше.
Зачаливай за что ни попало! крикнул Марин, — да только смотри, покрепче!

Погибавший зацепил веревку за крюк, находившийся на подъездной крыше театра. Марин сложил веревку вдвое, чтобы вернее было и, приказав находившемуся на крыше спускаться осторожно, сам спустился первый. Пока Марин спускался по лестнице, а спасенный им по водосточной трубе, толпа обнажила головы, и крестное знамение сопровождало подвиг одного и спасение другого. В то же время, когда сошел вниз Марин, спасенный им находился уже на лестнице и вне всякой опасности.

Спасибо! молодец! дай тебе Бог здоровья! послышалось со всех сторон.
Многие из присутствовавших наперерыв друг перед другом теснились к  Марину и предлагали кто гривенник, кто целковый, кто несколько копеек. А Марин заботился только о том, как  бы не опоздать на поезд. В три часа он уже сидел в вагоне и 13 марта прибыл в Колпино, где служил прежде.

Подвиг самоотвержения был доведен до сведения Государя Николая Павловича, и Его Величеству угодно было увидеть Марина.
Спасибо за доброе дело. Поцелуй меня и расскажи, как  тебе Бог помог.
В простых словах рассказал Марин, как  было дело. Государь Император, выслушав рассказ, сказал:
Ступай с Богом, и будет нужда, так  приходи ко мне, когда хочешь. Марин был награжден медалью «За спасение погибавших» и, кроме того, ему выдано сто пятьдесят рублей серебром.
Он умер лет десять назад на своей родине, в Иевлеве.

Текст из книги
"Наш край. Ярославская губерния - опыт родиноведения"
1907г. авт. П.А.Критский

сканы страниц в архиве стр.55-стр.58
Категория: Ярославская губерния | Добавил: ivanov55500 (31.12.2011)
Просмотров: 602 | Теги: крестьянин Марин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
0  
1 roman   (13.02.2012 15:08)
А где тогда находится город Иевлев?

Самые читаемые материалы

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]